Красная линия разгона митингов

Где та “красная линия” силового подавления митингов?

Полицейские тоже люди?

Беспокойство полиции за безопасность своих сотрудников в нерабочее время, после жестоких разгонов протестующих, имеет под собой веские основания.

Полицейским Москвы рекомендовано в форме и по одному на улице не появлятся

Не соцсети страшны, а семьи

Но деанонимизация силовиков в соцсетях не настолько серьезна, как кажется на первый взгляд. Гораздо важнее, что высказывают полицейским, омоновцам и бойцам Росгвардии их семья, родственники, друзья, знакомые. Так или иначе, к их мнению людям в погонах приходится прислушиваться. И если верить многочисленным источникам от силовиков, большинство правоохранителей находятся под сильным психологическим давлением. Ближайшее окружение, не стесняясь в выражениях, осуждает их за проявленную жестокость. Также, выражая при этом обеспокоенность за их дальнейшую судьбу.

Красная линия у каждого своя

Тем самым, рядовому составу приходится определять для себя ту красную черту, за которую они заходить не будут. Им самим надо определить, какие приказы в итоге они не выполнят. После пересечения этой границы, а также при увеличении числа протестующих, силовики приказ вышестоящего начальства выполнять не будут.

Нет, прямого отказа подчинится не будет. А вот всяческое саботирование вполне возможно. Поэтому все может что в самое ближайшее время распоряжение на разгон толпы или ее силовое подавление не будет выполнено. Способов саботировать приказ масса: телефоны не будут работать, машины не заведутся, на подразделение неожиданно нападет какая-нибудь хворь. Рисковать собой ради Путина или элиты никто не будет – младшему и среднему офицерскому составу, а также их семьям в этой стране жить.

Когда?

Осталось только определить, где проходит эта красная черта, где тот предел и сколько людей должно выйти, чтобы полицейские наконец-то включили свой личный инстинкт самосохранения.